Новые гарантии кредитора
через корпоративный договор

Вот уже как 4 года в ГК РФ действуют положения, посвященные корпоративному договору (ст. 67.2), позволяющие заключать соглашения об осуществлении своих корпоративных прав между участниками хозяйственных обществ.

Пункт 9 этой статьи допускает возможность заключения соглашений участниками общества с третьими лицами, отношения которых также урегулированы нормами о корпоративном договоре.

Данными положениями законодатель фактически предусмотрел дополнительный инструмент обеспечения исполнения обязательств для кредитора, когда последний получил возможность договариваться с участниками общества - должника об условиях и цене реализации или приобретения долей, в т.ч. в зависимости от наступления или до наступления определенных обстоятельств; правилах управления и принятия решений обществом; реализации прочих корпоративных прав.

В настоящем приеме мы детально рассмотрим вопросы субъектного состава, границ предмета подобных соглашений, ответственности за неисполнение, сложившегося правоприменения.


Автор статьи:

Просвирин Дмитрий

управляющий партнер ЮК "Центральный округ"

1
С кем можно заключать такое соглашение?

Необходимо оговориться, что соглашение участников/акционеров с третьими лицами в строгом соответствии с нормами п.1 ст. 67.2 ГК РФ не подходит под определение корпоративного договора, однако согласно п.9 к нему применяются правила о корпоративном договоре.

Из формулировки п.9 ст.67.2 ГК РФ следует, что стороной такого соглашения с участниками общества могут выступать:

  • кредиторы общества;
  • иные лица, имеющие охраняемый законом интерес.

Определение статуса кредитора общества не вызывает вопросов, а вот с очерчиванием круга лиц, имеющих охраняемый законом интерес, в условиях тотального правоприменительного вакуума могут возникнуть сложности.

В разгоревшихся теоретических баталиях делаются предположения об отнесении к «лицам, имеющим охраняемый законом интерес» от логичных: поручителей, залогодателей / залогодержателей в интересах должника, до неоднозначных: материнского общества; будущих участников общества; аффилированных лиц по отношению к обществу и пр.

Сторонники более узкого подхода высказывают опасения о возможных злоупотреблениях в интересах третьих лиц, вызванных выводом корпоративного управления за рамки органов управления.

Примечательным является решение АС Тюменской области от 25.01.18 г. по делу №А70-16215/2017, где суд пришел к выводу о том, что имущественный интерес лиц, требующих оплаты действительной стоимости доли, защищается в корпоративном договоре опосредованно и не предполагает урегулирование последствий утраты статуса участника. Правовые последствия реализуются в рамках иного механизма защиты прав выбывшего участника.


2
Требования к форме и порядку заключения

Требования к корпоративному договору с третьим лицом полностью идентичны требованиям, предъявляемым к классическому соглашению об осуществлении корпоративных прав между участниками:

  • простая письменная форма, путем составления одного документа, подписанного сторонами (п.3 ст.67.2 ГК РФ);
  • о факте заключения соглашения участники обязаны уведомить общество, не раскрывая его содержания* (п.4 ст.67.2 ГК РФ).

Также стоит отметить, что корпоративный договор с третьим лицом могут заключить как отдельные участники, так и некоторые из них, или все участники. Допускается множественность лиц и на стороне третьих лиц. Такие правила создают ситуацию, при которой в обществе могут быть заключены сразу несколько соглашений, в т.ч. с пересекающимся субъектным составом участников.

Примером нарушения формы и допущенных ошибок в предмете корпоративного соглашения с кредитором может служить дело №308-ЭС18-3224, рассмотренное ВС РФ 19.04.2018. В частности, участник общества, не поставив в зависимость определение судьбы договора купли-продажи доли от реализации корпоративного соглашения, в отсутствие нотариального удостоверения такого соглашения, лишился возможности ссылаться на заключение сторонами единой сделки. А обобщенная фраза про «развитие производственных мощностей общества» не дала возможности доказать факт нарушения соглашения со стороны инвесторов.

* данное правило не распространяется на информацию акционерного соглашения в ПАО, по условиям которого лицо приобрело право определять порядок голосования по акциям в количестве более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75 % голосов.


3
О чем можно договариваться?

Обсуждаемая правовая конструкция дает практически безграничные вариации взаимодействия. Согласно положениям ст. 67.2 ГК РФ можно договариваться, в том числе под отлагательными или отменительными условиями:

  • об осуществлении или воздержании от осуществления корпоративных прав (голосование на общих собраниях по любой повестке, в т.ч. по изменениям в устав, реорганизации, ликвидации; предложение кандидатур в органы общества, выход из состава и пр.);
  • о приобретении или отчуждении долей в уставном капитале или акций, в т.ч. по согласованным ценам, или воздержании от таких действий;
  • об обратном выкупе ранее приобретенных долей, реализации прочих опционных условий;
  • об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных обязательств;
  • прочие, не противоречащие требованиям действующего законодательства условия.

В качестве примера широты вопросов, регулируемых корпоративным договором с третьими лицами, можно рассмотреть постановление 18 ААС от 19.06.2018 г. по делу №А76-38448/2017. В частности, в рассматриваемом споре стороны урегулировали: выкуп инвесторами долей у участников общества по номинальной стоимости; предоставление инвесторами займа обществу для погашения задолженности перед кредиторами; оформление поручительств бывших участников по договору займа; порядок и условия погашения займа от текущей деятельности общества; условия обратного выкупа долей общества; правила реализации имущества общества на случай нарушения сроков возврата займа.

Напротив, в постановлении 8 ААС от 12.05.2016 г. по делу №08АП-3836/2016 суд пришел к выводу, что отношения по поводу выплаты действительной стоимости доли корпоративным договором не регламентируются. А поэтому возможность участия в нем третьих лиц, допускаемая п.9 ст.67.2 ГК РФ, ограничена их законным интересом в реализации участниками общества их корпоративных прав в организационном контексте.

К сожалению, высшей судебной инстанцией вопросы корпоративного договора и, в частности, границы объема регулируемых отношений с третьими лицами до настоящего момента не рассматривались. ВС РФ лишь единожды в Постановлении Пленума ВС РФ № 25 от 23.06.15 г. упомянул о подведомственности возникающих из подобных соглашений споров.


4
Чем рискует нарушитель?

В пункте 4 «Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа» от 10.06.2015 г. №1/2015 НКС со ссылкой на ст.67.2, 307.1 ГК РФ, а также гражданско-правовую природу корпоративного договора пришел к выводу, что к спорам, связанным с корпоративными договорами, подлежат применению общие положения об обязательствах.

Вместе с тем ответственность лиц, нарушивших условия корпоративного договора, имеет свою специфику:

  • так, согласно п.6 ст.67.2 ГК РФ возможность признания недействительным решения органа общества в случае нарушения условий корпоративного договора возможна только в том случае, если сторонами такого соглашения являются все участники общества. Кроме того, признание недействительным решения само по себе не влечет недействительности, заключенной во исполнение такого решения сделки.
  • также ограничена возможность оспаривания сделки стороной корпоративного соглашения. Это возможно сделать только в случае, если оппонент по сделке знал или должен был знать об имеющихся ограничениях.

Имеют место и иные, «подводные», ограничения.

Например, в решении АС Архангельской области от 09.07.2018 г. по делу №А05-5167/2018 суд пришел к выводу, что, несмотря на нарушение предусмотренного в корпоративном договоре запрета на выход, сделка по выходу из состава участников не может быть оспорена в порядке ст. 173.1 ГК РФ, так как заключенное соглашение носит гражданско-правовой, а не нормативный характер. Кроме того, истцом не доказан факт нарушения прав выходом участника из общества.

АС Московского округа от 06.06.2018 г. по делу №А41-60107/16, установив факт незаключенности опциона по обратному выкупу ранее проданной доли, отказал в удовлетворении требований истца об обязании совершить сделку по обратному выкупу доли, сославшись на действительность корпоративного соглашения в остальной части и возможности восстановления истцом своих прав при избрании иного способа судебной защиты.

Стоит отметить, что договор с третьими лицами оказывает регулирующее воздействие и на самих третьих лиц, не являющихся участниками общества. Имея фактическую возможность определять действия юридического лица, такое лицо несет ответственность перед обществом в виде убытков за свое неразумное и недобросовестное поведение (п.3 ст.53.1 ГК РФ).


Очевидно, что корпоративные соглашения с третьими лицами недооценены рынком. На это указывает и крайне скромная судебная практика – всего 7 дел по стране. Отсутствие сложившегося правоприменения, в свою очередь, оставляет много вопросов практического свойства.

Вместе с тем предложенную законодателем правовую конструкцию можно отнести к одному из лучших способов обеспечения исполнения обязательств кредитора, позволяющему в кратчайшие сроки «дотянуться» до участников и органов управления общества-должника.


Заявка на бесплатную консультацию
Подписаться на рассылку по e-mail