Аналитика

Пресекаем злоупотребления при исполнении обязательств за третье лицо.

13 окт 2020
Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

stop-863665_1920.jpgВ сложившихся экономических отношениях контрагенты часто прибегают к исполнению обязательств за третье лицо перед его кредитором. Обычно такие случаи не связаны со злоупотреблением правами и направлены на сохранение правоотношений между участниками гражданского оборота. Но при наличии признаков неплатежеспособности у такого третьего лица исполнение за него обязательства приобретает потенциал для злоупотреблений, позволяя контролировать процедуру банкротства и причиняя вред, как независимым кредиторам, так и должнику. Как же с этим бороться?

Зачастую первоначальный кредитор, будучи заявителем по делу о банкротстве, возражает против исполнения перед ним обязательств за должника от третьих лиц, так как это может нарушить цели, которые он преследует. На сегодняшний день сформирована судебная практика по недопущению ущемления прав участников дела о банкротстве путем включения в реестр требований кредиторов «со стороны».

Регламентирует исполнение обязательства лицом, не являющимся стороной по сделке статья 313 Гражданского кодекса. Эта норма устанавливает обязанность кредитора принять такое исполнение в двух случаях:

  - при наличии поручения должника;
- в отсутствие такого поручения при допущении должником просрочки обязательства.

Таким образом, действуя в соответствии с положением ст. 313 ГК РФ, третье лицо на сегодняшний день имеет практически безграничную возможность принудительно выкупить требования у кредитора.

Ограничивая возможности недобросовестных участников гражданского оборота, законодатель, а также суды высших инстанций ввели ряд ограничений для «выкупа» долга у третьих лиц при наличии поданного заявления о признании должника банкротом.

Для понимания использования инструмента погашения задолженности за третье лицо в банкротстве следует руководствоваться разъяснениями, содержащиеся в абз. 4 п. 21 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении». По мнению Пленума Верховного суда, статьи 71.1, 85.1, 112.1, 113 и 125 «Закона о банкротстве» устанавливают специальные правила по отношению к п. 2 ст. 313 ГК РФ. В связи с этим, исполнение обязательств должника его учредителями (участниками), либо третьим лицом или третьими лицами после введения первой процедуры банкротства допускается с соблюдением порядка, предусмотренного законодательством о банкротстве.

Позже аналогичная правовая позиция была закреплена и в п. 28 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства». В нем Верховный суд РФ подчеркнул, что после введения первой процедуры по делу о банкротстве третье лицо в индивидуальном порядке вправе погасить только требования уполномоченного органа по обязательным платежам на основании положений ст. 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона о банкротстве.

Верховный суд РФ дополнительно указал на возможность кредитора добровольно уступить принадлежащее ему требование к должнику на основании договора цессии. Т.е. независимый кредитор, не желающий тратить время и деньги на процедуру банкротства, может добровольно продать свое требование. При этом третьи лица лишились возможности принудительно отбирать права требования у таких кредиторов.

Эти правовые позиции Верховного суда существенно сузили круг отношений, на которые распространяется сфера п. 2 ст. 313 ГК РФ. Как показывает актуальная судебная практика, злоупотребления возможны не только в самой процедуре, но и на этапе её введения. К примеру, частым способом захвата контроля над банкротством является погашение третьим лицом требований кредитора, инициировавшего дело о банкротстве, еще на стадии рассмотрения обоснованности его заявления. В результате, новый кредитор получает права заявителя, в том числе полномочия по предложению кандидатуры арбитражного управляющего или наращивание количества голосов на собраниях кредиторов.

Рассматривая споры по погашению задолженности кредиторов, инициировавших процедуру, суд указывает, что само по себе погашение требований кредитора третьим лицом на стадии рассмотрения заявлений о признании должника банкротом не является злоупотреблением. Но в некоторых случаях совокупность обстоятельств может свидетельствовать о намерении принудительного выкупа прав требования к должнику в целях установления контроля за ходом дела о банкротстве.

Наличие признаков недобросовестности в действиях третьего лица, производящего оплату долга за должника, является основанием для признания перехода прав кредитора к такому лицу несостоявшимся и сохранения права требования за первоначальным кредитором (см. п. 21 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 No 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»).

Интересным является Определение Верховного суда от 25 янв. 2017 г. по делу No А41-108121/2015. Оно интересно тем, что он ограничил частичное погашение задолженности перед кредиторами, т.к. погашение долга до 299 000 тыс. руб. не позволяло обратиться в суд о признании должника банкротом (минимальный порог 300 тыс. рублей). Кроме того, суд установил возможность рассмотрения кандидатуры арбитражного управляющего, предложенного первым кредитором, несмотря на частичное погашение его долга, а также указал на возможность рассмотрения совместного требования кредиторов, чьи индивидуальные требования менее 300 тыс. рублей.

Суд счел, что запрет на такое действие в данном случае влечет еще большее злоупотребление правом, так как заявителем по делу было лицо, аффилированное с должником (бывший генеральный директор), а выкуп долга у такого кредитора является разумной защитой и не может быть признан злоупотреблением правом.

В результате можно сделать вывод, что законодатель установил запрет на исполнение обязательства за третье лицо лишь в тех случая, которые не могут не нарушать интересы третьих лиц. В иных же ситуациях участнику процесса необходимо будет обосновать свое действие по уплате задолженности за третье лицо, а судам определить соответствует ли в данном конкретном случае принудительный выкуп долга целям, ради которых был создан институт банкротства.
 

Поделиться:
руководитель банкротной практики
Задать вопрос

Подписаться на рассылку по e-mail

У вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!

Юридическая компания «Центральный округ» поможет решить вашу проблему.


Имя
E-mail*