Аналитика

Режим самоизоляции и особенности его правового статуса

4 апр 2020
Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

man-4957154_1920.jpgПока коронавирус продолжает шагать по стране, а количество зараженных увеличивается экспоненциально, властям приходится принимать жесткие меры по обеспечению так называемого «социального дистанцирования» - уменьшения контактов между людьми в целях прекращения распространения заболевания. Каждое предпринимаемое органами власти действие всегда опирается на законы, но является ли введение обязательного режима «самоизоляции» законным? В настоящей статье мы хотим максимально дать вам информацию для собственного анализа, а все выводы вы сделаете сами.

Что говорят законы?

Итак, 29 марта 2020 г. Указом мэра Москвы № 34-УМ от 29.03.2020 «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ» в пункте 9 установлена обязанность граждан не покидать места проживания, за исключением некоторых случаев – выхода за товарами первой необходимости (в ближайшую точку реализации), выгула домашних животных на расстоянии не более чем 100 метров от дома, выноса бытовых отходов (далее будем называть эту обязанность «режим самоизоляции»). Уже с 29 марта 2020 г. некоторые юристы, в том числе председатель комитета Совета Федерации Федерального Собрания РФ Андрей Клишас, стали сомневаться в правомерности принятия подобного решения. При этом, начиная с 30 марта 2020 г. регионы один за другим начали вводить режим самоизоляции и по состоянию на утро 2 апреля 2020 г. такой режим не был введен лишь в 6 субъектах Российской Федерации.

В Воронежской области подобный режим установлен с 31 марта 2020 г. согласно Указу Губернатора Воронежской области от 31.03.2020 г. № 132-у. Так в чем же заключается возможная правовая неопределенность относительно введения режима самоизоляции?
 
Конституция РФ, являющаяся основным законом государства, признает за каждым гражданином право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22) и право на свободу передвижения (ст. 27). Далее возникает определенный дуализм касательно путей дискуссии о вообще каком-либо ограничении прав граждан:

1. Согласно ч. 1 ст. 56 Конституции РФ отдельные ограничения прав и свобод граждан могут устанавливаться с указанием пределов и срока их действия в условиях чрезвычайного положения и в целях обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя. Чрезвычайное положение – особый правовой режим, который согласно Федеральному конституционному закону «О чрезвычайном положении» вводится Указом Президента с обязательным утверждением Совета Федерации. Как мы знаем, такой режим не введен, в связи с чем данное основание для введения ограничений прав и свобод граждан отпадает.

2. На основании ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Применительно к реализации ограничений прав и свобод граждан ключевым становится вопрос о том, какие же законы могут содержать такие ограничения? Варианта снова два:

1) Федеральный закон № 68-ФЗ от 21.12.1994 г. «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Первоочередным является вопрос о том, является ли эпидемия коронавируса чрезвычайной ситуацией, то есть тем условием, при котором применяются нормы ФЗ-68.

На основании абз. 1 п. 1 ст. 1 данного закона чрезвычайная ситуация - это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей.

В случае, если мы принимаем, что эпидемия коронавируса подходит под указанное определение чрезвычайной ситуации, необходимо установить, какие полномочия появляются у органов государственной власти субъекта. На сегодняшний день в Воронежской области (и других регионах страны) введен режим повышенной готовности, предусмотренный подпунктом «б» пункта 6 ст. 4.1 ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее – ФЗ № 68).

При введении режима повышенной готовности (п. 8, 10 ст. 4.1 ФЗ № 68) высшее должностное лицо субъекта (в Воронежской области - Губернатор) имеет право согласно пп. а п. 10 ст. 4.1 ФЗ № 68 ограничивать доступ людей и транспортных средств на территорию, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, а также в зону чрезвычайной ситуации.

Получается, что если коронавирус подойдет под определение чрезвычайной ситуации (хотя эпидемии и/или распространение каких-либо заболеваний прямо не указаны в качестве таковой), то правомерность ограничения передвижения людей будет зависеть от того, можно ли считать любую территорию за пределами собственного места проживания территорией, на которой существует угроза возникновения ЧС.
 2) Федеральный закон № 52-ФЗ от 30.03.1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».
 
Данный закон регулирует отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – ФЗ № 52) в статьях 6 и 31 предусматривает для субъектов право вводить и отменять на территории субъекта РФ ограничительные мероприятия (карантин) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей. Фактически, несмотря на иное наименование, обязанность граждан не покидать места проживания и является такими ограничительными мероприятиями – карантином.

В соответствии с абз. 15 ст. 1 ФЗ № 52 ограничительные мероприятия (карантин) - административные, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на предотвращение распространения инфекционных заболеваний и предусматривающие особый режим хозяйственной и иной деятельности, ограничение передвижения населения, транспортных средств, грузов, товаров и животных.

Ходить нельзя запретить. 

Получается, что ключевой вопрос остается вокруг толкования этого самого «ограничения передвижения населения» - является ли фактический запрет выходить из места проживания (кроме крайне усеченного количества случаев) ограничением передвижения населения или такое ограничение подразумевает под собой закрытие определенных районов, населенных пунктов, контроль передвижения различных транспортных средств?

Согласно п. 3 ст. 31 ФЗ № 52 порядок осуществления ограничительных мероприятий (карантина) и перечень инфекционных заболеваний, при угрозе возникновения и распространения которых вводятся ограничительные мероприятия (карантин), устанавливаются санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Ни один пункт санитарных правил не содержит таких ограничений, как ограничение передвижения здоровых граждан. Единственным источником обоснования домашнего карантина (хотя формального его введения и не было в силу подмены терминов) является Информация Роспотребнадзора от 19.03.2020 г. «Об основных принципах карантина в домашних условиях», но она в силу прямого указания распространяется только на гражданам, у которых был контакт с больными или тем, кто вернулся из путешествия или был в командировке.

И еще один немаловажный (а, возможно, и ключевой) аспект – имелось ли на момент подписания Указа о запрете покидать места проживания предписание (предложение) Главного государственного санитарного врача (или его заместителя) о необходимости введении подобных ограничительных мер? В Указе Губернатора Воронежской области от 31.03.2020 г. ссылки на него нет. По состоянию на 2 апреля 2020 г. такое предписание (предложение) в открытых источниках нами также обнаружено не было.

Тем временем 1 апреля 2020 г. Президентом Российской Федерации был подписан закон о внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях. В частности, Глава 20 Кодекса дополняется статьей 20.61, устанавливающей административную ответственность за невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации. В связи с этим можно уверенно сказать, что в ближайшее время несоблюдение режима самоизоляции будет являться основанием для привлечения граждан к административной ответственности.

В завершение отметим – юристы нашей компании считают очень важным соблюдение социальной дистанции (в том числе рекомендаций по режиму самоизоляции) и проведение различных профилактических мероприятий, направленных на прекращение распространения коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации. При этом не менее важным мы считаем закон и установленные им процедуры, потому что эпидемия пройдет, а с законами нам жить много лет. И нам очень хочется рассчитывать на то, что эти законы будут работать на благо государства.  

ЮК "Центральный округ" оказывает всю необходимую юридическую помощь бизнесу по вопросам, возникающим из-за эпидемии COVID-19. В частности, мы готовы:

- представить ваши интересы перед налоговой и прочими надзорными органами;

- сопроводить переговоры с контрагентом (банком, арендодателем, прочим кредитором и т.п.);

- оказать содействие в получении сертификата ТПП РФ об обстоятельствах форс-мажора.


Поделиться:

Подписаться на рассылку по e-mail

У вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!

Юридическая компания «Центральный округ» поможет решить вашу проблему.


Имя
E-mail*