Аналитика

Верховный Суд меняет практику допустимости зачетов встречных требований с подрядчиками-банкротами? Сальдирование вместо зачета.

7 Ноя 2019

   packs-163497_960_720.jpgИнститут банкротства имеет собственный и довольно обширный инструментарий, применяемый его участниками в различных сферах данных антикризисных отношений. Одним из наиболее востребованных механизмов является возможность заинтересованных лиц пополнять конкурсную массу должника путем оспаривания сделок, совершенных последним в преддверии или после наступления банкротства. В этой статье мы остановимся на теме оспаривания сделок с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве). Особое внимание мы уделим последней тенденции в подходе Верховного Суда РФ (далее – ВС РФ) к легитимизации прекращения взаимных обязательств посредством зачета встречных требований между заказчиками и несостоятельными подрядчиками. 

 Не взаимозачет, а сальдо? 

   Причин для оспаривания сделок много. Так, помимо общих оснований, предусмотренных в главе 9 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), предусмотрены и специальные (нерыночные и преференциальные сделки), закрепленные в главе III.1 Закона о банкротстве (п. 1 ст. 61.1 названного закона). В недавнем прошлом суды равным образом скептически относились к зачетам встречных требований с банкротами. Они квалифицировали это как нарушение ст. 61.3 Закона о банкротстве (к примеру, Определение ВС РФ № 305-ЭС16-6318 (3) от 20.02.2018 г. ). 

   Однако ВС РФ начал менять подход. От категоричного запрета зачетов встречных требований заказчиков с подрядчиками-банкротами судьи перешли к «легализации», квалифицируя их как сальдо взаимных предоставлений. С тех пор ВС РФ неоднократно указывал, что действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений по договору подряда, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о банкротстве подрядчика, поскольку в этом случае отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком предпочтения. 

     Этот вывод раз за разом дублируется в судебных актах ВС РФ, например: 

- Определение ВС РФ от 21.02.2017 № 304-ЭС16-20764 по делу № А70-10905/2014; 

- Определение СКЭС ВС РФ от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946 по делу № А46-6454/2015 (п. 19 Обзора судебной практики ВС РФ № 2 (2018) (утв. Президиумом ВС РФ 04.07.2018); 

 - Определение СКЭС ВС РФ от 12.03.2018 № 305-ЭС17-17564 по делу № А40-67546/2016 (п. 20 Обзора судебной практики ВС РФ № 3 (2018) (утв. Президиумом ВС РФ 14.11.2018); 

- Определение ВС РФ от 02.08.2018 № 305-ЭС18-7372 по делу № А40-79124/2014; 

- Определение ВС РФ от 20.08.2018 № 304-ЭС18-11508 по делу № А81-2247/2015; - Определение ВС РФ от 22.10.2018 № 305-ЭС18-16743 по делу № А41-7404/16; 

- Определение СКЭС ВС РФ от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075 по делу № А40-151644/2016; 

- Определение СКЭС ВС РФ от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744 по делу № А75-7774/2018. 

 О чем говорит практика? 

   Разберем некоторые из приведенных дел. Так, в деле № А46-6454/2015 заказчик уже в рамках дела о банкротстве подрядчика направил ему заявление о зачете, в котором указал, что засчитывает против требований подрядчика-банкрота об оплате выполненных работ свои требования, также возникшие из договора подряда. 

   В Определении от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946 тройка судей указала на то, что в письме, поименованном заявлением о зачете, заказчик, по сути, определил завершающее сальдо по договору подряда с учетом частичного выполнения работ, выявленных недостатков этих работ, произведенного заказчиком авансирования и передачи им материалов подрядчику, неиспользованных последним и невозвращенных заказчику после прекращения договора, убытков, возникших на стороне заказчика в связи с неисправностью подрядчика. 

   В другом деле (Определение СКЭС ВС РФ от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075 по делу № А40-151644/2016) произошла аналогичная ситуация. В рамках государственного контракта подрядчик-банкрот допустил просрочку в 159 дней. При этом в самом контракте содержалось условие, согласно которому, в случае просрочки заказчик может уменьшить стоимость работ на сумму неустойки (пеней), вызванной просрочкой подрядчика. Именно так все и произошло. 

   Однако конкурсный управляющий, не согласившийся с этим и получивший отказ заказчика от оплаты полной стоимости работ, обратился в суд с заявлением о признании удержания неустойки из стоимости работ недействительным. По мнению заявителя, данное удержание противоречило положению ст. 61.3 Закона о банкротстве и влекло преимущественное удовлетворение требований заказчика перед иными кредиторами должника.

  ВС РФ сделал очень интересный вывод, указав на презумпцию равенства согласованных в контракте взаимных обязательств: «поскольку согласованная стоимость работ подлежала выплате за доброкачественный ремонт винтов самолетов, произведенный в согласованный срок, просрочка подрядчика в выполнении ремонтных работ нуждается в перерасчете итогового платежа заказчика путем уменьшения цены договора на сумму убытков заказчика, возникших вследствие просрочки». То есть, работа, которая не сдана подрядчиком вовремя, априори, стоит дешевле. 

   Дублируя вышеуказанный вывод о невозможности оспаривания сальдирования по основаниям ст. 61.3 Закона о банкротстве, ВС РФ оставил в силе определение суда первой инстанции, которым первоначально в удовлетворении заявления конкурсного управляющего было отказано. 

  Несколькими днями позже ВС РФ подтвердил свою точку зрения в деле № А75-7774/2018, где заказчик и подрядчик в договоре подряда согласовали условие, что в случае неустранения подрядчиком недостатков работ в отведенный заказчиком срок последний вправе устранить недостатки самостоятельно (поручить их устранение третьему лицу) и удержать из причитающихся подрядчику платежей сумму своих расходов на устранение недостатков. Такие недостатки были обнаружены и самостоятельно устранены заказчиком. 

  Подрядчик, в отношении которого была введена процедура банкротства, обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договору подряда. Три инстанции поддержали несостоятельного подрядчика, указав, в том числе, на отсутствие в договоре подряда условия об удержании как способе обеспечения исполнения обязательств. Однако дело дошло до ВС РФ, который отменил ранее состоявшиеся судебные акты и отказал подрядчику в иске. 

   Разрешая спор, ВС РФ в своем Определении от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744 указал, что приведенное договорное условие о самостоятельном устранении недостатков заказчиком с отнесением расходов на подрядчика является соглашением о перерасчете договорной цены на случай недоброкачественности выполненных подрядчиком работ, а потому неисправный подрядчик не вправе требовать выплаты полной договорной цены. 

 «Привилегированному» положению банкротов пришел конец? 

  На фоне изменившейся практики ВС РФ изменения претерпела и практика нижестоящих судов. В качестве примера можно привести Постановления АС МО от 03.07.2019 № Ф05-1181/2018 по делу № А40-176252/2016, от 18.06.2019 № Ф05-1181/2018 по делу № А40-176252/2016, от 12.08.2019 № Ф05-9424/2018 по делу № А40-206756/2016, Постановление АС УО от 18.04.2019 № Ф09-2064/19 по делу № А60-41461/2018, Постановление АС ЗСО от 07.05.2019 № Ф04-6295/2017 по делу № А75-14406/2015. 

   Таким образом, ВС РФ меняет устоявшуюся практику, устанавливая факт сальдирования между сторонами договора подряда, где одна из них является несостоятельной (банкротом) даже и в тех случаях, когда заказчик направляет подрядчику-банкроту «уведомление о зачете». 

   По сути, сальдирование является зачетом встречных требований по умолчанию (без соответствующего заявления сторон), который устанавливает окончательную стоимость работ. При этом, зачет встречных требований (в понимании ст. 410 ГК РФ) не допускается при банкротстве одной из сторон. Вместе с тем, кажется логичным вывод ВС РФ об отсутствии в таком случае предпочтительности удовлетворения требований заказчика. Ведь, если стороны согласовали в договоре подряда стоимость за качественно и своевременно произведенные работы, и такие условия были нарушены подрядчиком, то стоимость работ должна быть уменьшена соразмерно допущенному нарушению. 

  Пересмотр устоявшегося подхода, вероятно, обусловлен незащищенностью заказчиков, находящихся в заведомо проигрышном положении в договорных отношениях с несостоятельными подрядчиками. Ведь либо зачет встречных требований с банкротом-подрядчиком имеет риск быть оспоренным по основаниям ст. 61.3 Закона о банкротстве, либо, не производя зачет, заказчик обязан уплачивать полную стоимость работ, устанавливая свои требования в реестр требований кредиторов подрядчика с мнимой надеждой на их последующее удовлетворение. В таких ситуациях на первый план выходило именно «привилегированное» положение банкрота, который получал все причитающееся ему по договору, несмотря на ненадлежащее исполнение своих обязательств. 

   Таким образом, новый подход ВС РФ, основанный на сальдировании взаимных предоставлений по договорам подряда, предназначен защищать заказчиков от негативных последствий банкротства их контрагентов, недоброкачественно исполнивших свои обязательства.

Хартия АПК - благо или необоснованные риски?
24 Октября 2019
10.30 (МСК)

Бесплатный вебинар

Биометрические данные личности
и их регулирование
Цифровизация постепенно проникает во все сферы жизни общества. Законодатель...
Читать полностью
Хартия АПК.
Защита от проблем или новые налоговые риски?
  • Что такое Хартия АПК
  • Каковы ее плюсы и минусы?
  • Защитит ли Хартия АПК своих участников от проблем?
Заявка на бесплатную консультацию
Подписаться на рассылку по e-mail