Наша практика

Не допустили включения в реестр требований кредиторов гражданина, признанного банкротом, требований недобросовестных кредиторов.

5 Апр 2019
2.jpg 26 октября 2018 г. в отношении гражданина Тимофеева, в связи с неисполнением им обязательств перед кредиторам, была введена процедура банкротства и реструктуризации долгов. По закону, кредиторы имеют право заявить о своих денежных требованиях в течение двух месяцев с даты соответствующей публикации.

 15 ноября 2018 г. кредиторы Гришин и Мальцев обратились в суд с заявлениями о включении их денежных требований, основанных на договорах займа и расписках, в реестр требований кредиторов Тимофеева.

 Финансовый управляющий должника заявил возражения на заявленные требования и попросил суд отказать в удовлетворении требований по причине их необоснованности. Возражая, арбитражный управляющий сослался на разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35.

 Так, в пункте 26 указанного Постановления разъяснено, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суд должен установить, позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства. Также необходимо выяснить, имеются ли в деле сведения о том, как полученные средства были истрачены должником и отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности.

В соответствии с процессуальными правилами доказывания, установленными статьями 65, 68 АПК РФ, кредитор обязан доказать правомерность своих требований, вытекающих из неисполнения другой стороной ее обязательств.

 В нашем деле суд, отказывая в установлении требований кредиторов в реестр, руководствовался позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 г. по делу № 6616/2011. Согласно ей, при наличии сомнений в реальности договора займа исследованию подлежат доказательства, свидетельствующие об операциях должника с этими денежными средствами (первичные бухгалтерские документы или банковские выписки с расчетного счета должника), в том числе, об их расходовании.

 Как было отмечено юристами «Центрального округа», в предмет доказывания по аналогичным делам входит изучение обстоятельств, подтверждающих фактическое наличие у заимодавца денежных средств в размере суммы займа к моменту их передачи должнику. Проверяется размер его дохода за период, предшествующий заключению сделки, сведения об отражении в налоговой декларации, подаваемой в соответствующем периоде, размер сумм, равных размеру займа или превышающих его. Также необходимо выяснить есть ли информация о снятии такой суммы со своего расчетного счета (при его наличии), а также иные (помимо расписки) доказательства передачи денег должнику.

 С учетом правовой природы заявленных требований и указанных доводов сторон, суд неоднократно предлагал кредиторам представить соответствующие доказательства передачи денежных средств должнику. Само по себе, наличие расписки в силу специфики дела о банкротстве, не может являться безусловным основанием для включения основанного на ней требования в реестр требований кредиторов.

Один кредитор предоставил копию налоговой декларации, заполненную им самостоятельно, по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, без отметки налогового органа. Другой передал договор купли-продажи недвижимости, по которому получил деньги как продавец и передал их заемщику.

 Представитель финансового управляющего обратил внимание суда на то, что представленные кредиторами документы, в отсутствие иных доказательств, не могут свидетельствовать о финансовой возможности предоставить должнику заем.

 Заявители неоднократно просили суд отложить судебное заседание в «целях предоставления дополнительных доказательств в подтверждение признаков их «доходности», однако ничего не предоставляли.

 По смыслу ст. 65 АПК РФ, последствием неисполнения обязанности по несению бремени доказывания (непредставления доказательств) может стать принятие судебного акта, который не будет соответствовать интересам стороны, не представившей доказательства в полном объеме.

 Как верно указал суд в определениях от 20 февраля 2019г., непредставление лицом, участвующим в деле, необходимых доказательств может означать как их отсутствие, так и его незаинтересованность в их предоставлении, так как последнее повлечет раскрытие нежелательной для него информации.

 Кроме того, такие лица несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий (ст. 9 АПК РФ).

 Учитывая доводы заявленных возражений, а также разъяснения вышестоящих судебных инстанций, отсутствие доказательств наличия у кредиторов финансовой возможности предоставить суммы займов, суд отказал в удовлетворении их требований.

 Подробнее по представительству в суде см. определения Арбитражного суда Воронежской области от 20.02.2019г. по делу № А14-17449/2018.

Субсидиарная ответственность без процедуры банкротства
13 Февраля 2020
10.00 (МСК)

Бесплатный вебинар

Пандемия.
Как оформить и оплачивать отсутствие работников на рабочем месте?
Пандемия коронавируса поставила работодателя
Читать полностью
Электронная форма сделки
и ее особенности
  • Что такое электронная сделка?
  • Каковы ее плюсы и минусы?
  • Как подстраховаться?

Заявка на консультацию
Подписаться на рассылку по e-mail