Аналитика

Верховный суд окончательно определился в правоприменении института залога, возникающего в силу ареста

4 Июл 2017
adult-1846488__340.jpg

В самом начале действия указанной нормы ГК РФ у судов не было определенного и четкого понимания данного положения. Одни суды говорили, что указанная норма подлежит применению только во взаимосвязи со ст. 174.1 ГК РФ (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 17.11.2016 г. по делу № 33-30602/16, Постановление АС Уральского округа от 18.01.2017 № Ф09-10242/16). Другие утверждали, что после вступления в силу решения суда, по которому было наложено обеспечение в виде запрета на распоряжение имуществом, такой взыскатель становится залогодержателем этого имущества (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 27.09.2016 г. по делу №  33-25309/2016, Постановление АС Северо-Западного округа от 15.11.2016 № А42-7533/2014).
 
Практикующие юристы начали использовать данную схему для целей возникновения залога в отношении имущества должника по неисполненным обязательствам. Такой залог на основании определения об обеспечении иска даже регистрируют у нотариуса. (Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 14.07.2016 г. № 33-8857)
 
В практике стали возникать вопросы о том, что происходит с залогом в силу ареста в процедуре банкротства должника. Вот здесь и развернулась полемика о том, как правильно следует понимать и применять положения п. 5 ст. 334 ГК РФ.
 
Еще в начале 2016 г. в определении ВС РФ от 11.01.2016 г. № 306-ЭС15-17700(1,2) судья, единолично рассматривающий кассационную жалобу, высказал позицию о том, что если судебный арест имущества возник раньше введения в отношении должника процедуры наблюдения, то действие обеспечительных мер не прекращается на основании ст. 63 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 01.05.2017) «О несостоятельности (банкротстве)». У истца возникают права залогодержателя на основании п. 5 ст. 334 ГК РФ, соответственно, требования такого кредитора устанавливаются в реестре требований кредиторов как обеспеченные залогом. По данному делу ВС РФ отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение коллегии Верховного суда Российской Федерации. Такие же выводы были сделаны еще рядом судов, например в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.11.2016 по делу № А42-7533/2014, в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 24.11.2016 г. по делу № Ф06-13629/2016.

Однако через год в определении ВС РФ от 27.02.2017 г. (резолютивная часть была объявлена 16.02.2017) по делу № 301-ЭС16-16279 судебная коллегия ВС РФ пришла к противоположному мнению и достаточно подробно разъяснила, что представляет собой залог в силу ареста и как его следует применять. В данном определении ВС РФ указал, что залог в силу ареста надо рассматривать во взаимосвязи с п. 2 ст. 174.1 ГК РФ, на который в п. 5 ст. 334 ГК РФ есть отсылка. 
 
По мнению ВС РФ, кредитор приобретает права залогодержателя только в случае, когда имущество, в отношении которого судом был наложен запрет на распоряжение им, отчуждено третьему лицу (п. 2 ст. 174.1 ГК РФ). Также говорится о том, что такой договор при наличии запрета является действительным. На основании п. 5 ст. 334 ГК РФ права кредитора подлежат защите путем обращения взыскания на арестованное имущество, если оно находится в собственности у лица, которое знало или должно было знать о запрете, но только после вступления в силу решения суда (принцип следования обременения за арестованной вещью). 

ВС РФ указал, что в п. 5 ст. 334 ГК РФ законодатель лишь приравнял права взыскателя к правам залогодержателя и не указал на возникновение полноценного залога. В данном случае «эти меры выступают не способом обеспечения исполнения обязательства как такового, а являются особым механизмом, направленным на фактическую реализацию подтверждающего обязательство акта государственного органа о взыскании задолженности, и они действуют в рамках общих правил исполнения».

При банкротстве должника ВС РФ считает, что права залогодержателя на основании п. 5 ст. 334 ГК РФ не возникают. А п. 4 ст. 134 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» исключает возможность удовлетворения требований в индивидуальном порядке и основан на принципе равенства кредиторов одной очереди. Здесь суд полагает, что приоритет законом о банкротстве предоставлен залогу, возникшему на основании договора или закона (п. 1 ст. 334.1 ГК РФ). 
 
После того как ВС РФ поставил точку в вопросе понимания сути залога в силу ареста, суды стали отказывать кредиторам в делах о банкротстве в установлении за ними статуса залоговых кредиторов на основании п. 5 ст. 334 ГК РФ (Постановление АС ЦО от 15.03.2017 № А68-57/2016, Определение ВС РФ от 31.03.2017 № 307-ЭС17-1676, Определение ВС РФ от 17.02.2017 № 307-ЭС16-20546, Определение ВС РФ от 03.04.2017 № 309-ЭС17-2015).

А по делам, попавшим на рассмотрение после вынесения рассматриваемого определения и по которым требования кредиторов в деле о банкротстве уже были установлены как обеспеченные залогом, суды вышестоящих инстанций стали выносить отказные решения (Постановление АС Поволжского округа от 06.03.2017 № Ф06-17066/2016, Постановление АС Уральского округа от 09.03.2017 № Ф09-383/16, постановление АС Центрального округа от 20.03.2017 № А64-6927/2015, Постановление АС Московского округа от 18.05.2017 по делу № А40-184225/15).


Изменение налоговым органом квалификации сделок налогоплательщика и его последствия
06 Июня 2019
10.00 (МСК)

Бесплатный вебинар

Ипотечные каникулы?
Это реально, но есть особенности
Российские законодатели облегчили жизнь «ипотечник...
Читать полностью
Хартия АПК.
Защита от проблем или новые налоговые риски?
  • Что такое Хартия АПК
  • Каковы ее плюсы и минусы?
  • Защитит ли Хартия АПК своих участников от проблем?
Заявка на бесплатную консультацию
Подписаться на рассылку по e-mail