Аналитика

Дарение доли в праве собственности на недвижимость в обход преимущественного права покупки: все ли так «гладко» на практике?

15 ноя 2021

Не секрет, что закон допускает возможность одной вещи находиться в собственности сразу нескольких лиц (право общей собственности). Общая собственность, в свою очередь, может быть как совместной – без определения долей (например, совместная собственность супругов), так и долевой, где эти доли определены за каждым сособственников. В данном случае интерес для нас представляет именно последний случай в контексте недвижимого имущества. Давайте разбираться…
Как режим общей долевой собственности на недвижимость влияет на распоряжение ее участниками своими долями?

Как известно, недвижимость не является исключением из правил Гражданского кодекса РФ о долевой собственности, то есть она может находиться в собственности сразу нескольких лиц. 

Одним из основных отличий режима долевой собственности от единоличной является порядок распоряжения сособственниками своими долями. Как отметил Верховный Суд РФ в одном из своих определений, долевая собственность – это «нестабильное юридическое образование». Именно поэтому закон охраняет права сособственников на укрупнение своих долей и по возможности - переход из долевой в единоличную собственность. 

Для этого в Гражданском кодексе РФ предусмотрено общее правило, по которому перед продажей или другим возмездным отчуждением своей доли собственнику необходимо предложить приобрести ее другим сособственникам, и только если те откажутся или в течение месяца не дадут «обратную связь» – совершать сделку с третьим (посторонним) лицом.  

Такое предложение можно направить через нотариуса или телеграммой, а когда сособственников больше 20 – разместить извещение на официальном сайте Росреестра (если только это не продажа доли в праве собственности на жилое помещение).

Каковы последствия несоблюдения права преимущественной покупки?

Стоит отметить, что право преимущественной покупки (как уже следует из названия) не распространяется на безвозмездное отчуждение доли.
В отношении же возмездных сделок (продажа, мена и пр.) это правило обязательно к соблюдению. В противном случае Росреестр имеет полное право приостановить государственную регистрацию перехода права собственности, за исключением нотариально оформленных сделок. Но ведь и нотариус вряд ли станет удостоверять договор без извещения сособственника.

И даже если каким-то образом такая сделка прошла сквозь «нотариально-регистрационное сито», это также не является гарантией ее действительности. Если сособственник, не извещенный о предстоящей продаже доли, решил, что мог бы ее приобрести (будь он извещен о ее продаже), то даже после совершения такой сделки он вправе обратиться в суд с иском о переводе на него прав и обязанностей покупателя. Для таких исков предусмотрен специальный срок исковой давности – 3 месяца со дня, когда истцу стало или должно было стать известно о совершении сделки.  

Понятно, что сама по себе процедура предложения покупки доли сособственнику влияет на возможность продать ее заинтересованному постороннему лицу «здесь и сейчас». Но ведь случается и такое, когда времени на проволочку нет, да и продавать долю сособственнику по тем или иным причинам бывает не с руки. 

Именно поэтому стороны зачастую ухищряются и маскируют такие сделки, придавая им безвозмездный характер (чаще всего под видом дарения), при этом в действительности «даритель» получает деньги за свою долю. 

Гарантирует ли дарение доли в праве собственности на недвижимость безопасный обход преимущественного права покупки?

Как уже было сказано, на дарение доли не распространяется преимущественное право покупки, но это вовсе не означает, что у этого способа обхода закона нет рисков. Особенно это касается дарения доли посторонним (во всех смыслах этого слова) лицам, то есть не являющимся дарителю родственниками.

Во-первых, здесь возникают налоговые последствия для одаряемого в виде налога на дарение в размере 13% от стоимости подаренной ему недвижимости.

Но это не самое печальное. Дело в том, что де-юре дарение(а де-факто продажа) является притворной сделкой, а следовательно, она ничтожна в силу прямого указания закона.  

Квалифицировав такую сделку в качестве ничтожной, суд автоматически применяет к ней правила сделки, которую ее стороны действительно имели в виду – возмездной сделки. А если сделка возмездная, то и последствия ее здесь очевидны – перевод на сособственника прав и обязанностей покупателя. Вопрос лишь в том, как суд расценит те или иные обстоятельства конкретного спора. 

Само собой арсенал доказывания истца в такой категории дел весьма ограничен, но нередко бывает достаточно и простой совокупности косвенных доказательств.
Например, представим, что «подаривший» свою долю сособственник незадолго до этого направлял сособственнику телеграмму с предложением приобрести эту долю за некую сумму. Вдобавок к этому, он размещал объявления о продаже своей доли на различных сайтах. Ситуации по типу «вчера продавал – сегодня дарю» склоняют суды явно не пользу дарения, ну или, как минимум, вызывают обоснованные сомнения в действительности таких сделок. 

Существуют и иные признаки притворности такого дарения. Так, в одном из дел по иску сособственника квартиры суды двух инстанций признали договор дарения ¼ доли в праве собственности на квартиру недействительным (притворным), поскольку между участниками данной сделки отсутствуют родственные отношения, которыми мог быть обусловлен безвозмездный характер данной сделки. В рамках данного дела суд также прослушал аудиозапись телефонного разговора между лжедарителем и лжеодаряемым, где они обсуждали встречное предоставление взамен отчуждаемой доли.

Итог:

  1. договор дарения признан недействительным;
  2. к нему применены правила о договоре купли-продажи;
  3. права и обязанности покупателя переведены на истца.
Еще в одном аналогичном споре суды также заняли сторону истца-сособственника квартиры, признав договор дарения притворной сделкой. При этом суды отказались переводить права и обязанности покупателя на истца по причине неясности в вопросе цены доли. Суды и здесь руководствовались отсутствием между дарителем и одаряемым родственных отношений, а также доказательствами того, что одаряемый является профессиональным скупщиком жилой недвижимости.

В то же время, само по себе отсутствие родственных отношений между сторонами договора дарения еще не свидетельствуют о притворности сделки. В другом деле судом исследовались истории операций по банковской карте дарителя в период заключения договора дарения, где были зафиксированы денежные поступления от одаряемого. Ссылки же на наличие между ними договора займа и дружеские отношения здесь им не помогли.

Также нередки случаи, когда дарение доли происходит в счет погашения имеющихся у дарителя перед одаряемым долговых обязательств.   В такой ситуации дарение, по сути, также приобретает возмездный характер, что влечет признание его ничтожной сделкой. 

Резюмируя, можно сказать, что круг признаков, свидетельствующих о притворности таких сделок, довольно широк. Но для того, чтобы раскрыть действительную волю «дарителя» и «одаряемого», зачастую достаточно посеять у суда разумные сомнения в их добросовестности и целесообразности заключения ими безвозмездной «на бумаге» сделки.

Поделиться:

Подписаться на рассылку по e-mail

У вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!

Юридическая компания «Центральный округ» поможет решить вашу проблему.


Имя
E-mail*