Аналитика

Изменения в практике привлечения к ответственности контролирующих лиц при административной ликвидации компании

30 июл 2021

Вот уже почти 5 лет действует часть 3.1. статьи 3 Закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которой исключение компании из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа влечет последствия для контролирующих компанию лиц. Значит ли это, что в случае исключения должника из ЕГРЮЛ как недействующей организации, ответственность по обязательствам такого должника понесут контролирующие его лица? Давайте разбираться… 

Судебная практика по данному вопросу складывалась противоречиво. В начале действия этой нормы складывалась положительная судебная практика. Суд ограничивался констатацией факта, что действия контролирующих лиц, повлекшие исключение из ЕГРЮЛ, лишили истца возможности принимать меры к взысканию задолженности в порядке исполнительного производства, поэтому требования судом удовлетворялись. Суд признавал сам факт непредставления налоговой и бухгалтерской отчетности неразумными, либо недобросовестными действиями.

Но со временем практика изменилась. Суды стали указывать, что наличие записи о предстоящем исключении компании из реестра не свидетельствует о совершении действий по намеренному сокрытию имущества или созданию условий для невозможности произвести расчеты с кредиторами. Также они отмечали, что наличие задолженности не может являться бесспорным доказательством вины контролирующих лиц в ухудшении финансового положения компании и безусловным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Также суды подчеркивали, что непринятие истцом мер по подаче заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) и возражений против исключения общества из реестра свидетельствует об отсутствии в его действиях должной степени разумности, осмотрительности и добросовестности.

Таким образом, если в начале действия ч. 3.1. ст. 3 Закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", достаточно было самого факта бездействия контролирующих лиц, приведшего к исключению компании из ЕГРЮЛ, то сейчас суды склоняются к тому, что для привлечения бывшего руководителя ликвидированного юридического лица в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам общества необходимо представить доказательства уклонения от исполнения обязательств перед истцом, недобросовестности или неразумности в их действиях, или противоправности их поведения.

Так как истцу, не имеющему доступа к внутренним документам должника, сложно было получить доказательства того, что обусловленная административной ликвидацией невозможность погашения долга возникла из-за недобросовестных действий контролирующих должника лиц, то большинство судебных споров стали заканчиваться отказом в удовлетворении требований.

Несмотря на эту практику и поддерживание ее Верховным судом, после рассмотрения Конституционным судом дела о проверке конституционности пункта 3.1. статьи 3 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" появились основания полагать, что подход судов изменится.

Например, 21 мая 2021 г. Конституционный суд вынес Постановление №20-П, в котором высказался по вопросу привлечения контролирующих лиц к ответственности по обязательствам ликвидированной в административном порядке компании. КС отметил, что неосуществление контролирующими лицами ликвидации общества при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов перед кредиторами, тем более в случаях, когда исковые требования кредитора к обществу уже удовлетворены судом, может свидетельствовать о намеренном, в нарушение предписаний статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, пренебрежении контролирующими общество лицами своими обязанностями, попытке избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества, приводит к подрыву доверия участников гражданского оборота друг к другу, дестабилизации оборота.

Обратим внимание, что само по себе обстоятельство, что кредиторы не обратились в ФНС для пресечения исключения общества из ЕГРЮЛ не означает, что они утрачивают право на возмещение убытков на основании пункта 3.1. статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».  

В отношении доказывания недобросовестности действий контролирующих должника лиц КС указал, что предъявление к истцу-кредитору таких требований заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется предоставление доказательств, о самом наличии которых ему может быть неизвестно в силу его невовлеченности в корпоративные правоотношения.

Коллегия также указала на необходимость перераспределения бремени доказывания, отметив, что контролировавшее лицо может дать пояснения относительно причин исключения общества из реестра и представить доказательства правомерности своего поведения. При отказе от пояснений или их явной неполноты бремя доказывания правомерности действий контролировавших общество лиц и отсутствия причинно-следственной связи между указанными действиями и невозможностью исполнения обязательств перед кредиторами возлагается судом на ответчика.

Изложенные выше выводы КС могут стать хорошим инструментом для лиц, привлекающих недобросовестных контролирующих лиц к ответственности. При этом полагаем, что тот факт, что предметом рассмотрения Конституционного суда была жалоба физического лица, по отношениям не связанным с предпринимательской деятельностью, не помешает изложенным позициям Конституционного суда найти свое отражение в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Важным аспектом, дающим основания полагать, что изложенные позиции будут применены к отношениям юридических лиц, является указание КС на то, что завершение деятельности юридических лиц представляет собой протяженные во времени, многостадийные ликвидационные процедуры, направленные обеспечение интересов их кредиторов, тогда как исключение недействующего лица направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. Фактически КС указал, что контролирующие лица, желая избежать расходов связанных с ликвидации юридического лица, допускают его исключение из ЕГРЮЛ в административном порядке, тем самым уклоняются от исполнения установленных законом обязанностей.

Несмотря на положительные тезисы, изложенные в рассмотренном постановлении Конституционного суда, судебный процесс трудоемкая и сложная процедура. Учитывая, что у нашей компании есть положительная практика по рассмотренному в настоящей статье вопросу, специалисты ЮК Центральный Округ готовы оказать услуги по взысканию убытков с лиц, контролирующих должника, исключенного из ЕГРЮЛ по решению ФНС.

Поделиться:

Подписаться на рассылку по e-mail

у вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!
Электронная почта*
* укажите Вашу электронную почту и получите все материалы по теме