Аналитика

Преодоление исполнительского иммунитета при банкротстве должника-гражданина

4 Июн 2019

family-1466262_960_720.jpgСогласно ч. 3 ст.213.25 Федерального закона «О несостоятельности», из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством. Эта статья Закона о банкротстве отсылает к общей норме, установленной гражданско-процессуальным законодательством.

Ст. 446 ГПК РФ устанавливает общее правило исполнительского иммунитета, согласно которому взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (или его часть), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Исключение - случаи, когда это имущество является предметом ипотеки.

Постановление Пленума Верховного суда от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» подтвердило, что исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для проживания жилого помещения действует и при банкротстве должника-гражданина. Также оно предоставило суду, при наличии нескольких жилых помещений у должника, возможность выбора того помещения, в отношении которого будет применятся правило об исполнительском иммунитете с учетом защиты интересов кредиторов, а также защиты конституционного права на жилище самого должника и членов его семьи.

Однако незадолго до принятия Постановления Пленума, Верховный суд РФ в своем Определении № 305-ЭС-15724 от 29 ноября 2018 г. высказал позицию, направленную на ограничение исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника при его банкротстве. Подробнее можно посмотреть здесь.

Но, спустя несколько месяцев после этого, Верховным судом вновь было принято Определение № 305-ЭС18-13822 от 4 февраля 2019г, вызвавшее широкий резонанс и обсуждение в юридическом сообществе.

Согласно краткой фабуле, должник Г. зарегистрировал право собственности на квартиру, позже был заключен брак (во время которого супруги проживали в спорной квартире). После развода супруга Г. обратилась с иском к бывшему мужу о признании права общей собственности на квартиру и гараж. В дальнейшем, стороны заключили мировое соглашение, по его условиям Г. обязался выплатить денежную компенсацию в размере не менее половины стоимости квартиры бывшей супруге, а та, в свою очередь, отказывалась от своих исковых требований. Но в 2017 г. Г., не исполнив условий мирового соглашения, обратился с заявлением о признании его банкротом. После введения процедуры реализации имущества, требования супруги Г. были установлены в третью очередь реестра требований кредиторов.

Арбитражным судом города Москвы было удовлетворено ходатайство финансового управляющего об исключении квартиры из конкурсной массы должника, впоследствии оспоренное супругой Г. в судах апелляционной, а затем и кассационной инстанции. Однако в удовлетворении требований супруге было отказано.

Верховный суд в Определении № 305-ЭС18-13822 от 04.02.2019г , с учетом положений Постановления Пленума № 49 « О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора", объяснил мировое соглашение таким образом, что супруги констатировали возникновение в период брака общего имущества. В результате неисполнения условий мирового соглашения возникла ситуация, при которой супруга Г. проживая с несовершеннолетней дочерью в чужой квартире, не имеет какого-либо жилого помещения, принадлежащего ей на праве собственности. При этом, Г. продолжает владеть квартирой, проживая с другой семьей.

 В итоге, Верховный суд сделал вывод о том, что применение исполнительского иммунитета привело к нарушению баланса интереса сторон, поскольку оставление квартиры за должником, защитило его интересы, а также интересы его семьи, но тем самым лишило права на жилище супругу должника и ее несовершеннолетнюю дочь. К тому же, судом первой инстанции не было вынесено предложение финансовому управляющему о разработке плана реструктуризации, способствующего достижению целей продолжающего действовать мирового соглашения.

На основании Определения № 305-ЭС18-13822 от 4 февраля 2019 г, Верховный суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение. Комментируя данный судебный акт, хочется сказать, что позиция Верховного суда направлена на противодействие злоупотреблению, осуществляемому должником (выраженного в данном правовом споре, в сознательном банкротстве со стороны должника с целью лишения супруги права на квартиру). Верховным судом по данному спору были отлично проанализированы все существенные обстоятельства дела, применено системное толкование права. По сути, в этом судебном акте предпринимается попытка ограничить неизменность исполнительского иммунитета путем анализа поведения и намерения сторон с учетом всех фактических обстоятельств дела.


Изменение налоговым органом квалификации сделок налогоплательщика и его последствия
06 Июня 2019
10.00 (МСК)

Бесплатный вебинар

Четыре факта о премиях.
И лучше их не игнорировать
Как выплатить премию правильно?
Читать полностью
Проблемы и вопросы оспаривания неравноценных сделок
  • Что такое неравноценная сделка?
  • Как не попасть в "период подозрительности"?
  • Чем неравноценная сделка отличается от рыночной?
Заявка на бесплатную консультацию
Подписаться на рассылку по e-mail