Практика

Оспорили сделку должника, совершенную со злоупотреблением правом

4 мар 2020
child-3354376_1920.jpg28 января 2020 г. Воронежский областной суд признал договор купли-продажи, заключенный между матерью и дочерью Носоревыми недействительным, посчитав, что он совершен со злоупотреблением правом. По мнению суда, целью заключения этого договора был вывод имущества, (а именно автомобиля) из-под обращения взыскания в рамках исполнительного производства, возбужденного в отношении ответчика Носоревой (дочь). Рассмотрим это дело подробнее. 

В августе 2014 года между двумя ИП - Миковой Л. С. (арендодатель) и Носоревой Г. Л. (арендатор) был заключен договор аренды. К сожалению, арендатор платила нерегулярно и с большими задержками. Арендодатель Микова обратилась за помощью в ЮК «Центральный округ», а наши юристы, в свою очередь, обратились в суд иском к арендатору.

1 марта 2017 г. Арбитражный суд Воронежской области своим  решением по делу № А14-15573/2016 взыскал с госпожи Носоревой Г. Л. в пользу госпожи Миковой задолженность по договору аренды, а также проценты за просрочку внесения платежей.

На основании выданного исполнительного листа в отношении должника 3 мая 2017 г. было возбуждено исполнительное производство. Судебный пристав-исполнитель получил ответ из ГИБДД о наличии у должника в собственности автомобиля. 11 мая 2017 г. пристав вынес постановление о наложении запрета на совершение регистрационных действий в отношении этого авто. Но данное постановление поступило в ГИБДД только 11 июня 2017 г., то есть спустя целый месяц.

В тот же день, когда пристав вынес постановление о запрете регистрационных действий в отношении автомобиля, то есть, 11 мая 2017 г. должница получила постановление о возбуждении исполнительного производства. Она начала избавляться от принадлежащего ей имущества.

17 мая 2017 г. должница заключила со своей матерью договор купли-продажи автомобиля за 90 тыс. рублей. В тот же день они зарегистрировали в ГИБДД переход права собственности на транспортное средство. Таким образом, должница, как она думала, обезопасила себя от риска изъятия машины. 

В декабре 2017 г. наши юристы  пытались оспорить эту сделку как мнимую. Но представленных нами суду доводов оказалось недостаточно. Доказать, что должник и ее гражданский супруг продолжают пользоваться автомобилем мы не смогли.

После этого юристы ЮК «Центральный округ» сменили свою тактику и подготовили новое исковое заявление о признании договора купли-продажи автомобиля, заключенного между должницей и ее матерью недействительным, также был поднят вопрос применения последствий недействительности сделки. Требования были заявлены на основании п. 2 ст. 168 ГК РФ и ст. 10 ГК РФ, так как сделка, была совершена должником со злоупотреблением правом.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 13 сентября 2019 г. по делу № 2-3763/2019 в удовлетворении этого иска нам вновь было отказано. Почему же так произошло?

В суд первой инстанции в качестве свидетеля был вызван гражданский супруг должника. В день судебного заседания он приехал на спорном автомобиле. Ему пришлось сознаться, что изредка он пользуется этим автомобилем. Мы проделали огромную работу по поиску записей с камер видеонаблюдения, стоящих во дворе дома должника. В нашем распоряжении появилось несколько видео, на которых видно, что именно должник пользуется проданным автомобилем. Но  к нашему удивлению суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска и указал, что такая сделка согласно позиции Верховного суда РФ является действительной.

Но суд апелляционной инстанции усомнился в действиях должника и усмотрел в них именно вывод имущества из-под неизбежного обращения взыскания на него в счет погашения долга. Воронежский областной суд сослался на абз. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ, в котором указано, что не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В частности, злоупотребление правом может выражаться в отчуждении имущества с целью предотвращения возможного обращения на него взыскания. По своей правовой природе злоупотребление правом – это всегда нарушение требований закона, в связи с чем, злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, влечет ничтожность этих сделок, как не соответствующих закону (ст. 10 и 168 ГК РФ).

При этом суд апелляционной инстанции применил ч. 2 ст. 61 ГПК РФ и указал, что решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа по ранее рассмотренному делу было установлено, что должница получила постановление о возбуждении исполнительного производства о взыскании с нее задолженности по арендной плате. Следовательно, Носорева знала о своих обязательствах в связи с чем, предполагала, что сделка по отчуждению автомобиля создаст в будущем препятствия для их исполнения. Договор был заключен между близкими родственниками – матерью и дочерью. 

Также, к моменту рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции пристав успела окончить исполнительное производство без исполнения. Из этого суд сделал вывод, что имущество или денежные средства, на которые может быть обращено взыскание по исполнительному листу у Носоревой Г. Л. отсутствуют.

Предыстория здесь: https://centraldep.ru/nasha-praktika/obnaruzhili-podozritelnye-dokazatelstva-i-udivilis-nerastoropnosti-sudebnykh-pristavov/

Подробнее по представительству в суде см. апелляционное определение Воронежского областного суда от 28.01.2020 г. по делу № 33-9188 (2-3763/2019)

Поделиться:

Подписаться на рассылку по e-mail

У вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!

Юридическая компания «Центральный округ» поможет решить вашу проблему.


Имя
E-mail*