Аналитика

Алименты в банкротстве. О чем необходимо помнить?

11 июн 2020

family-3090056_1920.jpgАлиментные обязательства являются одной из ключевых гарантий материального характера, предусмотренной Семейным кодексом РФ для нуждающихся лиц, скрепленных родственными связями с лицом, обязанным их исполнять. Они могут вытекать как из нотариального соглашения, имеющего силу исполнительного листа (п. 2 ст. 100 СК РФ), так и из судебного решения. Но как совместить их и банкротство?   Мы рассмотрим ситуации из недавней судебной практики рассмотрения споров об установлении задолженности по алиментам в реестр требований кредиторов должника и выясним, чем руководствуются суды при разрешении таких споров.

Существуют ситуации, когда в отношении обязанного по уплате алиментов лица введена процедура банкротства, а претендующие на эти выплаты лица должны предъявлять свои требования в деле о банкротстве.

Законодатель уделил особое внимание такого рода требованиям, определив повышенную очередность их удовлетворения – первая очередь реестра требований кредиторов (абз. 2 п. 3 ст. 213.27 Закона о банкротстве). Также он придал им статус «несписываемых» долгов (п. 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве). Кроме того, к алиментным обязательствам, возникшим в период банкротства должника, применяется понятие «текущие платежи» и, соответственно, их удовлетворение преимущественно перед реестровыми требованиями.

Такое повышенное обеспечение удовлетворения алиментных обязательств должниками, обусловленное их компенсационной и защитной функцией, нередко становится причиной злоупотреблений. Прикрываясь необходимостью получения алиментов, на самом деле, кредиторы преследуют цель вывода значительного объема активов должника, что также становится причиной оспаривания сделок либо обжалования судебных актов, на основании которых такие алиментные обязательства установлены.

Одним из интереснейших прецедентов стал обособленный спор в деле № А40-61240/2016 по заявлению супруги должника о включении задолженности по алиментам в общем размере более 17 миллионов рублей.

Обособленный спор прошел без малого два круга. Сначала три инстанции данные требования признали обоснованными, но ВС оказался иной точки зрения и направил данный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суд указал на очевидную недобросовестность сторон алиментного соглашения (определение от 08.10.2018 № 305-ЭС18-9309). В своем судебном акте ВС отметил нетипичный характер соглашения об уплате алиментов, нецелесообразность его заключения и продолжительное его непредъявление к исполнению (с 2008 по 2017 гг.) при отсутствии доказательств выплат по нему. 

Также ВС обратил внимание на ошибку суда первой инстанции, который отказал в удовлетворении заявления финансового управляющего о снижении неустойки по данному алиментному соглашению на основании ст. 333 ГК РФ ввиду ее явной несоразмерности. Он (суд) сослался на позицию Конституционного суда  РФ, изложенную в Постановлении от 06.10.2017 № 23-П (буквально за несколько дней до вынесения отмененного судебного акта суда первой инстанции).
Результатом нового рассмотрения дела явился отказ в удовлетворении требований бывшей супруги в полном объеме, обусловленный буквальным признанием алиментного соглашения недействительным (Постановление 9 ААС от 23.10.2019 по делу А40-61240/2016). Здесь же апелляционный суд указал на позицию, изложенную в Постановлении КС РФ от 14.05.2012 № 11-П о том, что взыскиваемая сумма алиментов не должна превышать разумно достаточные потребности ребенка в материальном содержании. 

Еще одним интересным примером является дело № А28-2998/2017. В его рамках супруга должника-банкрота обратилась с заявлением о включении задолженности по алиментам в размере 16 миллионов рублей за период с июня 2016 по 31 июля 2017 г. на основании соглашения об уплате алиментов от 16 июня 2016 г..

В ответ на поступившее заявление супруги-кредитора финансовый управляющий должника обратился с заявлением о признании данного алиментного соглашения недействительным как сделки, совершенной во вред кредиторам должника. Из-за этого споры были  объединены для совместного рассмотрения. 

Суд первой инстанции признал недействительным алиментное соглашение в части установления размера алиментов свыше ½ величины прожиточного минимума для детей, установленного в данном регионе, а также установил требование супруги по уплате алиментов в размере 46,5 тысяч рублей в первую очередь.

Финансовый управляющий, обжалуя данный судебный акт, дошел до Верховного суда РФ с требованием отказать супруге должника в полном объеме. Определением от 01.10.2019 № 301-ЭС19-16115 суд отказался пересматривать состоявшиеся по делу судебные акты. Он указал на то, что судами принята во внимание чрезмерность изначального размера алиментов, а также соблюдены интересы несовершеннолетнего ребенка должника. Поэтому признание алиментного соглашения недействительным полностью нарушит баланс интересов лиц, участвующих в деле.

Очередным случаем совершения бывшими супругами недобросовестных действий, направленных на вывод активов одного из них, стал обособленный спор в рамках дела № А40-184304/2015. Он был инициирован бывшей супругой должника на основании нотариального соглашения об обязанности должника производить ежемесячные выплаты на двух несовершеннолетних детей в размере 8 млн. рублей. Конкурсный кредитор должника подал встречное заявление об оспаривании данного соглашения. 

Суды трех инстанций не усмотрели в таком размере требований недобросовестности, удовлетворив заявление бывшей супруги в полном объеме, в удовлетворении заявления кредитора отказали. Определением СКЭС ВС РФ от 02.08.2018 по делу № 305-ЭС18-1570 эти судебные решения были отменены, а спор отправлен на новое рассмотрение. Впоследствии, Постановлением 9 ААС от 29 января 2020 г. требования бывшей супруги удовлетворены лишь в части, не превышающей одну треть ежемесячного заработка должника, т. е. в сумме 50 тысяч рублей. 

Из приведенных судебных актов можно сделать вывод, что суды при установлении требований «алиментных» кредиторов руководствуются нормативами прожиточного минимума для соответствующего субъекта РФ, а также положениями Семейного кодекса РФ, устанавливающими порядок расчета и необходимые размеры алиментов. Таким образом, то, что превышает минимально допустимые пределы алиментных выплат, не подлежит включению в реестр требований кредиторов, а неустойка по алиментам также подвержена снижению.

Не стоит забывать и об индексации алиментов. Индексация алиментов регламентирована в ст. 117 СК РФ. Учитывая положения закона, арбитражный суд в рамках дела о банкротстве вправе скорректировать размер подлежащих включению алиментных требований для целей их учета в реестре требований кредиторов, применив правило об их индексации. Одним из таких примеров является обособленный спор в рамках дела № А60-34642/2018, итог которого подвел АС УО в Постановлении № Ф09-6995/18 от 22 января 2020 г. 

Рост случаев недобросовестного вывода имущества из конкурсной массы за счет заключения соглашений об уплате алиментов привел к повороту судебной практики. Сегодня исход судебного спора о признании алиментных договоров недействительными зависит от ряда обстоятельств, которые должны исследоваться судами. Среди них размер установленных алиментов, непредъявленные соглашения к принудительному исполнению в течение долгого времени, непринятие мер к разделу совестно нажитого имущества, продолжение совестного проживания и ведения хозяйства и непринятие мер к расторжению брака. Эти и иные сопутствующие обстоятельства необходимо учитывать при обращении в арбитражный суд с алиментными требованиями.

Поделиться:

Подписаться на рассылку по e-mail

у вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!
Электронная почта*
* укажите Вашу электронную почту и получите все материалы по теме