Аналитика

Отвечает ли номинал по долгам?

2 дек 2022

Не всегда для того чтобы стать директором организации нужно долго учиться и упорно стремиться получить степень MBA. Иногда достаточно поддаться на уговоры работодателя или откликнуться на предложение пару раз сходить в налоговую за весьма символичную плату и «Вуаля!» – вы генеральный директор. Казалось бы, трудозатрат никаких, а денежка в кармане. Но так ли все радужно? Ведь вы стали номинальным директором… 

Когда компании обращаются за помощью к номинальным директорам? 

Суть фигуры номинального директора – скрыть основного бенефициара. Как правило, для этого владельцы бизнеса используют родственников, близких друзей, иногда за плату привлекают посторонних лиц, например, сильно нуждающихся в деньгах или ведущих маргинальных образ жизни. Способы бывают разными. Часто к помощи номинального директора прибегают тогда, когда: 

  1. Владелец бизнеса имеет запрет на руководство новой корпорацией. Это частая проблема, достаточно забросить компанию с недостоверным адресом и с долгом в 100 рублей перед бюджетом. Налоговая ее ликвидирует, а вам на 3 года запретит руководить новым бизнесом.
  2. Бизнесмены хотят снизить налоговые риски при выявлении признаков взаимозависимости между различными организациями.
  3. Компания стремится одержать победу на торгах и имитирует конкуренцию через создание юрлиц с номиналами (в одном судебном деле бенефициары прямо сослались на такую противозаконную цель, стремясь оградить номинала от ответственности, но суд не принял это во внимание).
  4. Бенефициар не может заниматься предпринимательской деятельностью лично. Например, он имеет особый статус или уже руководит компанией, где внутренними правилами запрещается без согласования осуществлять иную деятельность. 

По каким критериям определить номинального директора? 

В гражданском законодательстве термин «номинальный директор» отсутствует. Но реальная жизнь требует разъяснений. 

В 2011 году в УК РФ была введена ответственность за создание компаний через подставных лиц. Под подставным лицом УК РФ понимает лиц, которые являются учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица и путем введения в заблуждение либо без ведома которых были внесены данные о них в единый государственный реестр юридических лиц, а также лица, которые являются органами управления юридического лица, у которых отсутствует цель управления юридическим лицом. 

Однако не все термины из уголовного права применимы к праву гражданскому. Поэтому Пленум Верховного Суда РФ, трактуя Закон о банкротстве, дал свое определение номинального руководителя. Руководитель, формально входящий в состав органов юридического лица, но не осуществляющий фактическое управление, является номинальным.  

Анализируя, указанные выше определения, а также отдельные судебные кейсы можно выявить следующие признаки, говорящие о номинальности директора: 

  1. отсутствие свободного доступа к печатям, бланкам, расчетным счетам, материальным ценностям, первичной документации (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.10.2019 N Ф03-3799/2019 по делу N А51-655/2015);
  2. непричастность к деятельности общества: не принимал решений, не вел переговоры с контрагентами, не распоряжался деньгами на счетах (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 7 марта 2018 г. по делу N А40-202856/15-88-375 "Б");
  3. хранение документов (в том числе по единому адресу, где зарегистрированы иные компании бенефициаров), сдача налоговой и бухгалтерской отчетности осуществлялись непосредственно бенефициарами или под их контролем наемными бухгалтерами или иными работниками (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.07.2020 N Ф02-3142/2020, Ф02-3144/2020 по делу N А19-925/2016);
  4. привлечение номинала к уголовной ответственности в качестве подставного лица вступившим в силу приговором суда (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 03.02.2020 N Ф02-6657/2019 по делу N А33-27785/2016). Однако важно иметь в виду, что само по себе отсутствие такого судебного акта не означает, что в действиях лица нет признаков номинальности;
  5. финансирование компании бенефициаром и последующий вывод денежных средств или имущества в его пользу (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 01.02.2022 N Ф03-6685/2021 по делу N А73-4982/2019). 

Также существуют и иные обстоятельства, косвенно свидетельствующие о номинальности: 

  1. директор не имеет соответствующего образования, например, закончил только школу или средне-специальное учебное заведение;
  2. не имеет опыта работы в сфере управления организациями;
  3. директору не платится вознаграждение (либо его размер слишком символичен), отсутствуют перечислений страховых взносов за директора в ФСС;
  4. массовость директора (в 5 и более компаниях). Особую силу в пользу номинальности данный аргумент приобретает с учетом иных обстоятельств дела. 

При этом выявляя признаки номинальности директора, следует прежде всего обращать внимание на перечень его полномочий и уровень его самостоятельности именно в финансовых вопросах компании. В одном деле суд признал директора номиналом, несмотря на то, что он фактически осуществлял общий надзор за работниками, координировал охрану предприятия, но при этом доступа к финансам не имел.  

Назвался директором - отвечай по долгам 

В ГК РФ прямо указано – учредитель не отвечает по долгам юридического лица, а юридическое лицо – по долгам своего учредителя. Однако данный принцип действует до тех пор, пока кто-то не начал злоупотреблять корпоративной формой. Когда такой момент настал, начинаются судебные процессы, в которых долги юрлица взыскиваются с его участников или директоров. Можно выделить три группы оснований для таких исков: 

  1. привлечение руководителей к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве;
  2. взыскание убытков с директора за его неразумное и недобросовестное управление юридическим лицом;
  3. привлечение к ответственности по общегражданским основаниям за причинение вреда со ссылкой на статьи 10, 15 1064 ГК РФ (например, когда дело до банкротства еще не дошло, а участники уже выводят имущество, чтобы не платить по долгам (интересный кейс рассматривал Арбитражный суд Западно-Сибирского округа по делу № А45-23639/2021). 

Взыскание этих сумм является ответственностью руководителя. Принцип любой ответственности – это наличие вины. Виноват ли номинал по долгам организации? В практике сложилась позиция – да, виноват, за редкими исключительными случаями. Давайте разбираться почему это так.
Принятие роли номинального руководителя не является поведением, поощряемым действующим законодательством, само по себе данное действие не является добросовестным. К такому выводу пришел Арбитражный суд Республики Татарстан. Поскольку ГК РФ запрещает извлекать выгоду из своего незаконного поведения, следовательно, недопустимо освобождать от ответственности только лишь на основании установления факта номинальности. К тому же ВС РФ, что номинальный директор все равно может влиять на должника и за ним сохраняется статус контролирующего лица.  

Однако безусловная ответственность номинала – это тоже неверный подход. Ведь реальных действий по причинению вреда он не совершает. Его руками действуют фактические бенефициары. Именно они причиняют вред интересам кредиторов, самого общества, а также другим участникам. Поэтому в законодательстве о банкротстве есть условия, снижающие ответственность номинала, а в редких случаях и вовсе освобождающие от нее. Их цель – выявить скрытого руководителя и/или найти выведенное им имущество. Для этого номиналу нужно совершить следующие действия: 

  • Принести доказательства, подтверждающие его номинальность (то, что он фактически не оказывал влияния на организацию);
  • Раскрыть истинного бенефициара;
  • Принести сведения, которые помогут найти имущество компании. 

Зачастую это сделать очень сложно, поскольку номинал попросту не имеет информации, фактических владельцев видел всего один раз, когда они сопровождали его в налоговую. С точки зрения доказывания своей невиновности такой номинал находится в безвыходной ситуации. Но и взять с него особо нечего. Цели субсидиарной ответственности не достигаются. 

Поскольку нет четких критериев, суды достаточно размашисто подходят к снижению ответственности номиналов: кто-то вовсе отказывает, кто-то снижает, за редким исключением суды освобождают от ответственности. 

Так, в одном деле суд освободил от субсидиарной ответственности номинального директора, поскольку она никак не участвовала в деятельности фирмы, а все фактическое руководство, контроль, а также финансирование и последующий вывод активов осуществлял ее супруг.

В другом деле суд посчитал, что нельзя полностью освободить номинала от ответственности, т.к. выполняя функции руководителя должника, являясь дееспособным лицом, он обязан был принимать все меры для надлежащего исполнения добровольно взятых на себя функций директора. Но в рамках этого спора суд частично снизил ответственность номинала за содействие по выявлению конечного бенефициара.  

Если в законодательстве о банкротстве есть особые случаи, когда содействие освобождает от ответственности, то при взыскании убытков или при привлечении к ответственности по общегражданским основаниям номиналу придется сложнее. Ему нужно будет доказать свою полную непричастность к деятельности фирмы. При этом доказательственная позиция должна быть активной, поскольку Пленум ВС РФ разъясняет, если в процессе директор не защищается, значит презюмируется, что он недобросовестный, а следовательно, виновный. Поэтому некоторые «профессиональные» номиналы записывают на аудио встречи с реальными бенефициарами, приводят свидетелей, используют иные уловки, чтобы зафиксировать свою договоренность о номинальном статусе директора.  

Очень редко встречаются компании, где директор полностью самостоятелен и отделен от участников, как правило, ему всегда дают указания. Чтобы обезопасить такого директора от исков об убытках используют некоторые договорные механизмы. Можно ли их применять для номинального директора? 

  • Страхование ответственности директора. Это достаточно дорого и вряд ли подойдет для полностью номинального директора;
  • Заключение соглашения о возмещении потерь между директором и участниками. В России таких соглашений достаточно мало и, как правило, они структурируются по английскому праву. Но определенная законодательная база есть и у нас. Например, ст. 406.1, предусматривающая возможность заключения такого соглашения, и ст. 307.1 ГК РФ, которая позволяет субсидиарно применять общие положения об обязательствах к корпоративным отношениям. Возможно, добросовестный бенефициар, желая обезопасить своего номинала, заключит с ним подобное соглашение и в случае спора возместит его потери. 

  Главный вывод, который можно сделать по итогам нашей статьи – номинальность не освобождает от субсидиарки. Это нужно иметь в виду как самим номиналам, так и фактическим бенефициарам. И не использовать такую схему исключительно с целью ухода от долгов.

Поделиться:

Подписаться на рассылку по e-mail

У вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!

Юридическая компания «Центральный округ» поможет решить вашу проблему.


Имя
E-mail*