Аналитика

«Субсидиарка» по обязательствам должника, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего

3 фев 2021

telescope-122960_1920.jpgСубсидиарная ответственность контролирующих должника лиц активно применяется в процедуре банкротства и сегодня уже никого не удивляет. Судебная практика по ней более-менее определена, и юристы почти со 100% уверенностью могут заранее предугадать итог рассмотрения дела. Но как быть с внебанкротной субсидиарной ответственностью? Давайте разбираться... 

В соответствии с законом об ООО, исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц, как недействующего, влечет последствия в виде отказа основного должника от исполнения обязательства. Если неисполнение этого обязательства происходит из-за того, что контролирующие должника лица действовали недобросовестно или неразумно, то по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам компании.

Но есть проблема: хотя норма вступила в силу с 30 июня 2017 г., нет четкого определения, какие именно действия можно назвать недобросовестными или неразумными.

В 2019 году Арбитражный суд Московского округа указал, что бремя доказывания разумности своих действий справедливо накладывать на ответчика, так как именно при его руководстве образовалась задолженность (Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу № А41-2077/2019 от 24 сентября 2019 г.). Доказывание же истцом соответствующих обстоятельств обычно затруднено. Впрочем, эта практика не прижилась и в большинстве случаев именно истцу приходится доказывать недобросовестность поведения ответчика, которое и привело к образованию задолженности.

На сегодня существуют два определения Верховного суда, определяющие, какие действия точно нельзя назвать недобросовестными либо неразумными, а также обширная практика окружных судов из противоречивых судебных актов, из которых сложно сделать какой-то определенный вывод.

Проанализировав судебные акты Верховного суда, точно можно сказать следующее:

1. Само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с положениями, закрепленными в пункте 3.1 статьи 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

2. Лицо нельзя привлечь к субсидиарной ответственности, если действия за которые кредитор хочет привлечь КДЛ, совершены до 30 июня 2017 г. (вступление нормы о субсидиарной ответственности в законную силу).

3. Основания для привлечения лиц к субсидиарной ответственности в соответствии с Законом о банкротстве (ст. 61.11-61.13) по аналогии не применяются. Т.е. неподача заявления о признании общества банкротом, при наличии признаков неплатежеспособности, не является основанием для привлечения КДЛ к ответственности в понимании Закона о банкротстве.

Практика Окружных судов разнообразнее. Так, нам удалось привлечь директора ООО «Финанс Развитие» к субсидиарной ответственности. Основным нашим доводом, доказывающим недобросовестность поведения ответчика, стала регистрация ответчиком организации, занимающейся теми же видами деятельности, что и должник (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу № А70-18325/2019 от 17 сентября 2020 г.). Фирма- «двойник» получала прибыль, она заключала новые договоры, но обязательства первой компании не исполнялись, из-за чего она была исключена из ЕГРЮЛ с долгами. Вторая же фирма продолжило свою деятельность, контролирующим должника лицом и в первой, и во второй компании был один человек. Суды признали такое поведение ответчика недобросовестным и привлекли его к субсидиарной ответственности.

Однако в большинстве случаев, суды отказывают в привлечении к субсидиарной ответственности. По мнению судов истцу необходимо было доказать, что ответчик мог погасить задолженность перед истцом, а истцу - преодолеть презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений, и найти причинно-следственные связи между конкретными действиями ответчика и невозможностью погашения задолженности.

Исходя из анализа актуальной судебной практики, истцу для выигрыша в споре следует самому находить доказательства недобросовестности в действиях ответчика, что крайне сложно, особенно без анализа деятельности предприятия должника, который обычно затруднен.

При этом, как неоднократно указывали суды, кредиторы могут не допустить исключение должника из ЕГРЮЛ, подав возражения в уполномоченный орган и впоследствии пользоваться всеми банкротными «инструментами». Это принесет кредитору понимание причин неисполнения обязательств ответчиком и упростит доказывание причинно-следственной связи между действиями КДЛ и возникновением задолженности.

UPD. 21 мая 2021 г. вступило в силу Постановление Конституционного Суда РФ, которое разъяснило правила привлечения к ответственности участников и руководителей исключенных из ЕГРЮЛ юридических лиц, что несколько поменяло читаемую вами аналитику. Какие же новые позиции выработал Конституционный Суд? На что следует обратить внимание? Что учесть как кредиторам, так и должникам? Ответы на эти вопросы в материале юриста ЮК «Центральный округ» Яны Быковой. 

Поделиться:
руководитель банкротной практики
Задать вопрос

Подписаться на рассылку по e-mail

У вас сложный вопрос? давайте обсудим его при встрече!

Юридическая компания «Центральный округ» поможет решить вашу проблему.


Имя
E-mail*